Я рисую собак

И снова они вокруг меня – самые разные: большие и маленькие, гладкошёрстные и лохматые, глянцево-блестящие и с тщательно уложенными волосок к волоску причёсками. Иногда исключительно спокойные и равнодушные к происходящему вокруг, иногда любопытные, активные, а иногда и откровенно суетящиеся и шумящие без причины. И глаза…у всех прекрасные глаза, но тоже очень-очень разные!

Я снова на выставке. И снова я пришла сюда не просто посмотреть на собак, не просто поболеть за своих знакомых и друзей (а таких, как всегда, пол-выставки наберётся, не успеваю иногда здороваться). И я снова никого сама не выставляю, хотя так хочется, да сейчас просто некого. Я пришла сюда работать. Я рисую собак.

Я – художник-анималист. На самом деле профессиональный художник: вся моя жизнь связана с изобразительным искусством. С первого класса – в художественной школе, потом – Художественное училище имени Глебова в Минске, потом – Академия Искусств. Сейчас работаю в педагогическом университете, преподаю декоративно-прикладное искусство и дизайн. Пишу кандидатскую диссертацию. Но всё-таки моя главная и любимая работа – здесь. Я рисую собак.

Потому что я ещё и кинолог. Вот такое сочетание двух профессий. Собаками занимаюсь уже давно, моей любимой шнауцерюхе Весте, моей Первой собаке, с которой всё началось, было бы сейчас 14 лет…с ней связано очень многое. Полжизни прожито вместе. С ней начинали первые неуверенные шаги по выставочным рингам, на ней училась дрожащими руками выполнять свой первый тримминг, пройдя путь от полной неумехи до Победителя номинации  Международного конкурса грумеров. С ней стала руководителем секции в клубе, а затем и экспертом БКО по шнауцерам. Да мало ли что ещё… Теперь на смену Весточке пришли другие: ши-тцу Глафира и её внук, очаровательный карапуз Диоген. Но шнауцеры – первая любовь, они на всю жизнь. И они у меня ещё обязательно будут, потому что без них нельзя. А пока…пока я рисую собак.

Не только на выставках, конечно. Многие владельцы заказывают портреты своих любимцев. Акварель, масло, пастель, карандаш – кому что нравится. Главный критерий – это должен быть именно Он, тот пёс, которого обожают, чья душа так ярко и полно раскрывается перед хозяином, и которую далеко не всегда может уловить объектив фотоаппарата. Моя задача – уловить то необъяснимое, что заставляет хозяина  быть счастливым, когда на него с любовью и преданностью смотрят глаза его собаки. Прекрасные и разные у всех. Говорят, в глазах отражается душа. Не только у людей. Любой владелец собаки согласится со мной – мало что найдётся на свете столь же прекрасное и выразительное, как собачьи глаза. Блестящие, карие, живые. И характер у всех очень разный. Чтобы нарисовать портрет, необходимо пообщаться с собакой, разобраться в её характере, уловить в ней именно ту индивидуальную чёрточку, по которой хозяин сразу же узнает своего единственного пса среди многих других, хоть они на первый взгляд непрофессионала и похожи, как близняшки. Припоминаю, когда на одной выставке мне подряд пришлось нарисовать восемь вест-хайленд-уайт-терьеров. Все одинаково беленькие, напомаженные, с уложенными причёсками, все из одного питомника. И все получились такими разными! Хозяева быстренько разобрали портреты своих собак и ещё долго шутили между собой: «А твой-то как похож! Именно так он всегда и смотрит – чуть свысока…а моя-то именно такая злыдня, как в жизни!» Лучшей похвалы для художника нет.

На выставке случается самое интересное. Никогда я не устаю от общения с собаками и их хозяевами. Интересно наблюдать и за теми, и за другими. Сразу видно опытных выставочных бойцов: они прекрасно умеют позировать. Иногда хозяева просто оставляют их сидеть передо мной, и только время от времени попискивают у меня за спиной любимой игрушкой. Работать одно удовольствие! Но не менее интересно рисовать молодёжь, которой всё-всё интересно, особенно хочется проверить, что же это у тёти вот в той коробочке. Горжусь тем, что ни разу не отказала владельцу нарисовать собаку по причине её плохого поведения, хотя встречаются иногда просто «электровеники», всё время находящиеся в состоянии прыжка. И ещё – ни разу мне никто не сказал, что собака получилась непохоже…

На выставке я работаю пастелью. Это прекрасный, благодарный материал. Он живой, даёт возможность передать различные фактуры шерсти, позволяет быстро изобразить большие объёмы и в то же время пастелью очень удобно работать над мелкими деталями. Одна проблема – сыпется. Приходится упаковывать портреты. Иногда эту функцию берут на себя добровольцы: бывает, что просто некогда отвлекаться от рисования, у меня часто стоит очередь из желающих увековечить своего питомца, да не одного. Как-то раз одна милая финка привела мне четверых догов, и все были  нарисованы. Иностранцев обычно удивляет цена. Странные…почему это должно стоить дорого? Я ведь тоже получаю от своей работы удовольствие. За те 15-20 минут, что я трачу на портрет собаки на выставке, я успеваю столько узнать о ней! Поверьте, что рисуя собаку, словно проходишь полноценную стажировку по породе: я ведь успеваю рассмотреть такие мелочи, на которые даже у экспертов в ринге просто не хватает времени. Кинологическое образование здесь огромное подспорье: ведь иногда владельцам так хочется, чтобы их любимец (конечно, просто самый лучший на свете) был ещё чуть-чуть ближе к идеалу! И тогда борода у шнауцера становится чуть пышнее, а морда фокса чуть длиннее и заполненнее под глазами. Я – художник, я имею на это право. Пусть они будут идеальными на моих работах! Здесь я не эксперт. Я рисую собак.

Подходят ко мне на выставке и с более деловыми предложениями. Уже несколько лет я занимаюсь тем, что разрабатываю эмблемы и логотипы для клубов и питомников. Многие  отечественные и зарубежные кинологи стали моими друзьями. Приятно видеть результаты своего труда на визитках, рекламных проспектах, Интернет-сайтах  владельцев известных питомников. Кроме того, купив компьютер, я с интересом освоила новое занятие – обработку фотографий. Теперь практически из любого изображения я могу создать тот идеальный образ собаки, к которому стремился фотограф, да что-то помешало: ветер не вовремя дунул, фон неудачный подвернулся,  накануне съёмки испортилась причёска…эти мелкие огрехи теперь не помеха, и каждому ясно, что на фотографии – звезда. Меня узнают. Даже когда я выезжаю за пределы Белоруссии, к моему рекламному стенду подходят на выставках в Польше и России. И  приглашают к себе, так завязываются новые знакомства, и я рада, что те портреты, что я рисовала пару лет назад на выставке, люди хранят у себя дома и с гордостью показывают друзьям. А потом…потом и собаки этих друзей садятся передо мной позировать. И я снова и снова смотрю в глаза собаки, чтобы увидеть её душу и нарисовать самую умную, самую чудесную, самую любимую.

А после выставки – день отдыха. Глаза дико устают, ноги и спина от сидения на низеньком неудобном стульчике просто отваливаются, и всю ночь снятся собаки. Но это такие пустяки по сравнению с тем, какой заряд положительной энергии я получаю, рисуя! Главное – всё успеть. И перед каждой выставкой я с радостью предвкушаю новые встречи, новые знакомства, и новые глаза, которые будут смотреть на меня. И я  снова нарисую самую умную и самую красивую собаку. Потому что каждая из них – Самая.

 

                                                              Ольга Архипенко, художник и кинолог.

Опубликовано в журнале "Ваше хобби" за 2005 г.