Много хороших слов о миттельшнауцере

В IV -III тысячелетии до нашей эры на территории северной части  Европы жила-была торфяная собака, а много времени спустя, начиная с ХV века, на картинах и гравюрах А.Дюрера, Рейндольса, Лукаса Кранаха Младшего, Рембрандта мы видим среднего роста жесткошерстных собак. В начале VII Века в Штутгарте появился фонтан с изображением ночного сторожа с подобной собакой.

Возникновение и первоначальное существование миттельшнауцера, или попросту шнауцера, было что ни на есть плебейским. Он – пес-трудяга, работник-умница, специалист весьма широкого профиля – он охранял конюшни, стерег гурты скота, вообще нес неусыпный дозор за безопасностью хозяйского добра и самих хозяев, спасал их от мышиной напасти, помогал и на охоте. Позднее его повысили в чине, поручив работу герольда и проводника карет и дилижансов. Любовь знати шнауцеров не баловала, и это, конечно, было на руку породе – этот маленький выходец из народа, хитрец и проказник, никогда прежде не был в моде, а значит,  мода на него никогда не проходила.

В 1880 году шнауцер переходит из разряда  «просто собак» в разряд «породы», а именно тогда в Германии был создан первый примитивный стандарт «немецких жесткошерстных пинчеров». А в настоящее племенное разведение этих собак началось в 1895 году, когда Йозеф Берта основал «Пинчер-клуб».

Свое нынешнее имя наш пес получил по имени одного из основателей породы – Шнауцера, что значит «Бородач». Всего же имен у шнауцеров  было очень много – среди них и «раттлер», и «конюшенный пинчер», и «немецкий конюшенный гриффон». Несомненно, миттель стал родоначальником еще двух разновидностей шнауцеров – ризена и цверга, и все вместе  они составляют премилую компанию.

В XX веке к шнауцеру приходит любовь и заслуженное признание. Совершенствование его моральных качеств и работоспособности, смелости, ума и выносливости не оставило равнодушными военных и таможенников, а приличные манеры, чистоплотность и оригинальная симпатичная внешность (а в большей степени – удивительно своеобразная стрижка) покорила эстетов – горожан, и особенно горожанок.

Дети же находят в миттеле веселого товарища, бесстрашного защитника, сильного, ловкого и ласкового, как котенок.

Почему же он, этот усатый чертенок, стал так любим и популярен?

Да потому, что это – собака для всех.

Шнауцер устроит любого, самого придирчивого потенциального собаковода:

-              Вам нужен надежный сторож,  но  вы по каким-то причинам отказываете себе в этом, так как большой пес вам «не по карману»? Заведите шнауцера! Он силен и смел, роль сторожа вырабатывалась в нем веками. У него большие острые зубы, но весьма умеренный аппетит и полное отсутствие «гурманства». У него сердитый низкий голос, а огромная бородатая голова с грозной челкой испугает любого, кого надо. По дрессируемости шнауцеру мало равных.

-              Вам нужен друг семьи, спутник в походах и поездках, ваши дети просят собаку, но вы боитесь трудностей, связанных с содержанием животного в квартире? Заведите шнауцера! Он никогда не доставляет хлопот. Он всегда является на ваш зов и не мешает, если вы заняты. Его выносливость, «неуставаемость», «непродуваемость», «нелиняемость» - огромные плюсы. Воспитанный шнауцер ( а чаще он именно таков) не дерзит, не упрямится понапрасну, не галопирует по постелям в припадке нахлынувшей энергии. Он не задирается с другими собаками почем зря, но постоять за себя может. Он с удовольствием будет катать ваших детей на санках и бегать за палками и мячиками без устали. И он никогда никого не обидит, если вы его об этом не попросите. Он лопает все, что дают.

-              Вам нужен пес для души, единственный друг, которого можно холить, лелеять, с которым можно поговорить с глазу на глаз. Но вы слышали от кого-то, что многие маленькие собачки мелочны, сварливы, у них свои причуды и неприятный визгливый лай! Заведите шнауцера! Или он недостаточно мал для вас? Зато какая у него очаровательная, оригинальная внешность. Все будут оборачиваться вам вслед, провожая взглядом ухоженную, потрясающе красивую и полную очарования собаку цвета черно-бурой лисы. Шнауцер с удовольствием заберется вам на колени (конечно, если это вам приятно), подставит свое пузо и расплывется в блаженной улыбке, сложив лапы на груди, совсем как человек, вздумавший переодеться в щетинную собачью шкуру. И, глядя в его глубокие, мудрые карие глаза, вам не раз придет в голову: «В прошлой жизни моя собака, без сомнения, была человеком». Шнауцер может стоять у окна, элегантно облокотившись на подоконник, спать, положив голову на подушку, может устроиться на спине, разбросав в разные стороны лапы, очаровательно посапывая при этом. Он может воспылать страстью к малиновому варенью и майонезу, и вы заметите, что у вас такие похожие вкусы! Он не раз поразит вас тем, что ему понятны намеки, чему его вовсе не учили – он полон такта и доброжелательности. На прогулке взрослый шнауцер полагает, что поводок необходим ему для того, чтобы не потерять хозяина, а намордник воспринимает, как неуважение к его Личности, такой свободной и удерживающейся возле вас лишь силой любви. Он не терпит насилия ради насилия, его не сломаешь плеткой. Но заслуженное наказание шнауцер воспримет стоически, и проникнется к вам еще большим уважением. Впрочем, у вас не поднимется рука.

-              Вам нужна собака, чтобы посадить ее на цепь в огороде для «шумового эффекта», свирепый, брызжущий злобой Цербер, чтобы…, впрочем, все ясно! Никогда, вы слышите, никогда не заводите себе шнауцера! Ваша собака будет самой тупой, никчемной, невыносимой «тявкалкой» с подлым воровским характером. Этот паршивый пес подроет вашу любимую черешню, украдет новые туфли, сожрет украденный со стола пирог, и все это – будто назло. А просто он не любит вас! Цепь для шнауцера губительна, она уничтожает интеллект.

   Что ещё умеет шнауцер? Умеет лазить по деревьям и заборам. Умеет брать двухметровые барьеры и забираться по приставным лестницам. Умеет открывать двери с любыми ручками. Знает толк в охоте на ворон, кошек, кротов и полевых мышей, зарываясь по уши в норы и фыркая до одури. Обожает собачье общество, всегда удерживая за собой одну из верхних ступеней иерархической лестницы. Шнауцер нежно целует хозяина в ухо или нос, обнимает за шею лапами, трогательно вздыхая, как после долгой и мучительной разлуки. С лету усваивает команды, также быстро усваивая полученные за старания сухарики. Запоминает значение множества употребляемых вами слов и выражений, и ничего не забывает. Все ваши друзья после обязательной церемонии облаивания, осматривания и обнюхивания становятся и его друзьями, а если нет – над этим стоит задуматься. У каждой отдельно взятой собаки – своя неповторимая индивидуальность, свои маленькие хитрости: кто мастерски чистит грецкие орехи, кто самостоятельно выгуливается, пользуясь заслуженным доверием хозяев. Во время прогулки моя собака вовсе не прочь посидеть на лавочке с соседями и перехватить печенину – другую, при этом не разрешая трогать себя за ошейник. Шнауцеры любят веселые компании и вечеринки, особенно если там можно «подкрепиться». Любят они и кататься – на троллейбусе, автобусе, трамвае, а лучше всего - на хозяйской машине, которую по праву считают своей. Моя собака прекрасно ведет себя в поезде – во время поездки в Москву она без приключений доехала со мной на верхней полке плацкартного вагона. Шнауцер обожает поездки в лес, на речку, где можно вдоволь поохотиться на мышей (а если  повезет – и на зайцев), и всласть поохранять хозяев от «нарушителей» со злобным и шкодным лаем нападая на всех встречных-поперечных, не выдерживающих дистанцию. Выезд на природу на несколько дней с палаткой настоящий праздник души для миттелей. Все они тут же исследуют занятую лагерем территорию  и определяют своеобразную «зону огня» вокруг хозяйской палатки и машины, и ни один посторонний не может появиться вблизи незамеченным и непредупрежденным. Всяческие заискивания перед таким серьезным пограничником бессмыслены – шнауцер бдителен и неподкупен, и на двадцатый раз он будет также неприветлив, как и в первый. Также шнауцер ведет себя и в походе, постоянно наматывая круги, и благодаря тому, что чувство охраны хозяина у него развито гораздо сильнее, чем чувство охотника, миттель будет заботиться о сохранности хозяина гораздо больше, чем хозяин – о своей собаке. Кроме того, зрелище мускулистой, стремительной как ракета собаки, похожей одновременно на зайца и на рысь, с легкостью перескакивающей через толстенные поваленные стволы или мелькающей серебристой искрой среди высокой травы – зрелище поистине редкой красоты, ибо шнауцер, как ни одна другая порода собак, своим неброским совершенством гармонирует с природой в любом ее состоянии.

       Хоть в городе на прогулке шнауцер старается сдерживать свои сторожевые проявления, однако и тут четко срабатывает принцип пограничной зоны, и миттель словно эскортирует хозяина, деловито описывая вокруг неширокие круги, словно он тут вовсе и не при чем ( вспомните, ведь герольд – одна из главных исторически сложившихся профессий шнауцера). По этой причине на прогулках надо держать ухо востро – чтобы ваш не в меру рьяный защитник не приставал к прохожим. Впрочем, прохожим шнауцеры чаще всего нравятся – уж больно симпатичная собака. Усы, борода, брови, ушки-рожки, хвост-наперсток, толстые солидные лапы, большой черный нос, умное и веселое выражение «лица», оригинальная шерсть, напоминающая иглы ёжика – ну кто же устоит?! Вот только сразу с нежностями не надо – не любит шнауцер этого, чужим от роду не доверяет, разве что детям позволяет некоторые вольности.

      Шнауцер не терпит фамильярности с незнакомыми людьми, но хозяину позволяет всё, если между собакой и человеком установилось доверие. Расчесывание, мытьё, вытирание лап и бороды, чистка ушей и зубов воспринимаются миттелем как  некий священный акт общения – он слово понимает, как это важно, и как он радует хозяина своим безупречным поведением!

     Очень важная и прекрасная черта характера шнауцера – способность к самообучению и самосовершенствованию. Самостоятельность его вынуждает хозяина считаться с индивидуальностью своей собаки. От природы шнауцеры достаточно осторожны, не совершают опрометчивых, нелогичных поступков – например, ни один уважающий себя шнауцер не сиганет за кошкой в окно, хотя я знаю фокстерьеров и овчарок, которые проделывали этот трюк. Да, он любопытен, но любопытство никогда не берет верх над здравым смыслом. Шнауцер держит сердце горячим, а голову – холодной,  являясь при этом сангвиником и неисправимым оптимистом. Такая рассудительность поведения доказывает, что в обязательной жесткой дрессировке он не нуждается. Конечно, пес должен быть управляемым, но для повседневного общения достаточно выполнения следующих команд: «фу», «ко мне», «рядом», «стоп». Командой «стоп» часто и с успехом можно заменить «сидеть», «лежать» и «стоять». Обучение лучше всего дается щенку от 3-х до 5 месяцев, а команда «фу» должна быть подана сразу же, как только малыш в самый первый раз измыслит какую-нибудь каверзу, и подкреплена действием. Эффект такого активного воспитания поразителен.

     Конечно, миттелю по плечу и ОКД, и ЗКС и ИПО, что с успехом доказали многие из них. Но не старайтесь добиться от собаки механического выполнения приказов – это не нужно ни вам, ни ему, так как ваш пёс привык обдумывать действия. Это его достоинство, и «вышколив» шнауцера, вы обнаружите, что вам с ним уже не так интересно, как было до дрессировки. Некоторых это устраивает, но большинство – нет.

      Впрочем, в любых обстоятельствах хозяин своей такой милой и ласковой собаки должен помнить – миттельшнауцер – самая настоящая служебная порода, во многих странах он отнесен к категории привилегированных полицейских  и таможенных собак. И. Как писал замечательный знаток шнауцеров и пинчеров Вернер Юнг – «Сочетание благородства с силой, гарантирующей высокую работоспособность, является для нас постоянным источником восхищения этой собакой. Если мы сумели правильно понять особенности шнауцера, почувствовать его сущность и качества и не принесли в жертву сиюминутной моде прекрасные особенности характера собаки, то, естественно, наш шнауцер никогда не потеряет свое естественное право на существование, и последующие поколения получают много радости от общения с ним». Именно поэтому хозяин должен относиться к миттелю как к серьезной собаке, не менее ответственно чем, скажем, к ротвейлеру или «большому брату» - ризену.

Необходимо вспомнить еще и о том, что миттельшнауцер, без сомнения – собака для выставок. Уже сам процесс тримминга и стрижки, а проще говоря – приведения в надлежащий вид, предполагает какой-то результат, хотя бы вроде медали и фотографии на память. Надо сказать, шнауцеры выставки любят, моя Веста, например, услышав звон медалей, на всякий случай перемещается поближе к входной двери в предвкушении «выхода в свет», саму процедуру рингового послушания воспринимая как необременительную, но ответственную работу. Обладая на редкость крепкой психикой и удивительной уравновешенностью, шнауцеры не знают, что такое «выставочный шок», «срыв». Они поистине актеры. Конечно, нельзя требовать «высшего пилотажа» от начинающих «дебютантов», но опыт приходит удивительно быстро – и к вам и к собаке.

       Итак, шнауцер, конечно же, служебная собака с ярко выраженным охранным инстинктом. Без сомнения, она лучшая собака для туриста, грибника, спортсмена. Миттель – друг и защитник детей. Он красив и потому владельцы его, как правило, люди со вкусом, интеллигентны. Шнауцер умён и ласков, и очень сложная роль декоративной собаки ему вполне по плечу. Шнауцер – «легкая порода», в отличие от доберманов, ротвейлеров, догов, владельцы которых должны иметь какой-то опыт в общении с собаками. Очень многие начинают свое «кинологическое образование» именно со шнауцеров, и они правы. И вряд ли они смогут поменять миттеля на кого-то еще в дальнейшем, даже если подворачивается такой случай. Потому что миттельшнауцер – это кусочек вашей души, стиль жизни.

И если вы до сих пор сомневаетесь в том, что такая собака вам действительно нужна – вы не любите собак бескорыстно, просто за то, что они собаки.

 

Ольга Архипенко.

Опубликовано в журнале 

«Ваше хобби»,- 1994, №2, с.3-5.

(Издательство «Белорусского дома печати»).